The Russian practice of Berwin Leighton Paisner
(BLP), an award-winning international law firm
Stay in touch on:

Новости

30 июня 2017 Олег Хохлов специально для Forbes - Новые санкции: угрозы для бизнеса и стратегии защиты

Forbes  

Надежды бизнеса на потепление отношений между Россией и Западом не оправдываются. Решения американских властей могут потенциально заморозить текущие санкции на долгие годы и создают платформу для их расширения

Вопреки ожиданиям санкционной «разрядки», мы вступаем в период неопределенности, продолжительность которого будет в большей степени зависеть от внутриполитических процессов в США и Евросоюзе. Но при этом даже ослабление санкций со стороны ЕС при сохранении санкций США не даст существенного положительного эффекта для российских компаний, так как международный комплайенс ориентируется на оба типа санкций в решении вопросов участия в совместных проектах и финансирования.

В июне 2017-го мы столкнулись с двумя потоками санкционных новостей — новый законопроект в Конгрессе США о потенциальном ужесточении санкций и реально введенные Белым домом через Минфин РФ (его подразделение OFAC) дополнительные санкции в отношении группы физических лиц и компаний.

Что означают новые санкции для бизнеса

Заметим, что несмотря на ожидания «разрядки» со стороны Белого дома, реальные новые санкции ввел именно он. На фоне законопроекта Конгресса США это решение закономерно — оно демонстрирует Конгрессу готовность Белого дома временно продолжать санкционный курс в обмен на возможное смягчение формулировок законопроекта.

Если рассматривать законопроект, одобренный сенатом США 15 июня 2017 года 98 голосами против 2 (то есть, на основе двухпартийного консенсуса), то прежде всего стоит отметить, что его возможное вступление в силу после одобрения палатой представителей Конгресса и подписанием президентом США ожидается в силу логистики законотворческого процесса не ранее сентября-октября 2017 года, что дает некоторое время для подготовки к последствиям.

Несмотря на юридическую возможность наложения вето президентом США, а также связанную с этим возможность преодоления Конгрессом США такого вето 2/3 каждой из палат Конгресса, мы не ожидаем такого развития сценария, так как в текущих политических условиях для всех сторон важно продемонстрировать консенсус.

Технически новый законопроект подготовлен как часть иранского пакета санкций (Countering Iran’s Destabilizing Activities Act of 2017 S.722) и находится в разделе мер по борьбе с российским влиянием в Европе и Евразии (Countering Russian Influence in Europe and Eurasia Act of 2017).

Среди основных положений законопроекта можно выделить следующие:

  • кодификация текущих санкций;
  • требования одобрения со стороны Конгресса США снятия санкций или выдачи лицензий на существенные операции, ограниченные санкциями;
    •снижение срока разрешенных долговых обязательств  30 до 14 дней и с 90 до 30 в рамках соответствующих секторальных санкций;
  • расширение запрета на глубоководные проекты, проекты в Арктике и по сланцевым месторождениям за пределами России;
  • право введения санкций в отношении компаний в секторе железнодорожных перевозок, морских перевозок и металлургии;
  • право введения санкций против иностранных компаний, вовлеченных в  транспортировку энергоносителей и инвестиции;
  • обязательство для президента США вводить санкции против иностранных компаний, которые способствуют обходу санкций или вовлечены в дестабилизирующую киберактивность российских властей или в существенные сделки с российским оборонным сектором или в поддержку сирийского правительства;
  • отдельно отметим обязательство президента США вводить санкции против лиц, которые прямо вовлечены в инвестиции или приватизацию активов таким образом, что это приводит к несправедливому обогащению отдельных лиц в российских органах власти или их семей при условии что такие инвестиции превышают 10 миллионов долларов США или могут превысить такую сумму в течение 12 месяцев.

Таким образом, несмотря на отсутствие кардинальных изменений законопроект может потенциально заморозить на долгие годы текущие санкции и создает платформу для введения новых санкций и расширения секторов экономики, подпадающих под санкции, а также для планов приватизации с участием международных инвесторов.

Что касается реально введенных Белым домом 20 июня дополнительных санкций, то они касаются 38 физических и юридических лиц. Основаниями для введения были случаи обхода санкций по мнению властей США, деятельность в Крыму и статус дочерней структуры компаний ранее внесенных в санкционные списки.

Что делать компаниям, попавшие под санкции

Наиболее тревожный сигнал последнего раунда санкций — это таргетирование компанией, которые вели операции в Крыму до 18 марта 2014 г., и включение их в наиболее ограничительный список SDN (Specially Designated Nationals), который ведет к блокировке активов.

Тем не менее, такие компании вправе обратиться в OFAC за исключением их из списка санкций (процедура делистинга), если смогут продемонстрировать отсутствие каких-либо изменений в их операциях после 18 марта 2014 г. или пойдут на продажу данных активов, что является более коммерчески сложным вопросом.

С точки зрения защитных стратегий, они зависят от того насколько компания или лицо находится в зоне риска включения в санкционные списки. Если такой риск присутствует, то наилучшая защитная стратегия это перемещение ликвидных активов из юрисдикций, которые обязаны исполнять санкционные предписания, включая блокировку активов (счета, ценные бумаги и т.д.), а также корпоративная реструктуризация с целью перемещению холдинговой структуры в российскую юрисдикцию, что многие компании в любом случае уже делают в рамках деофшоризации.

Основная задача для тех компаний, которые нейтральны в вопросе внесения их в санкционные списки — это обеспечить все необходимые процедуры комплайенса таким образом, чтобы сочетать требования российского законодательства и требования санкционных режимов.

Это сложный юридический и подчас политический и репутационный вопрос, особенно для международных компаний, ведущих свою деятельность через российские дочерние структуры, а также для российских компаний, имеющих международные операции и активы, которые в силу бизнес-процессов невозможно изолировать в российской юрисдикции.

Такой вопрос требует в том числе внешнего правового аудита без которого ответственность за принятия решение будет лежать на менеджменте в случаях, когда у лиц, принимающих решение нет достаточной экспертизы в таких вопросах. А ошибки в таких вопросах могут привести к существенным убыткам и рискам для отдельных топ-менеджеров.

Очевидно, что мы вступили в период, когда санкционный фон не исчезает, а усложняется и принимает новые формы, требующие от руководства российских компаний гибкости, оперативного реагирования и выстраивая корпоративных структур и процедур с учетом того, что ситуация может меняться за считанные дни, как было с чередой санкционных изменений в июне этого года.

Ссылка на источник: http://www.forbes.ru/biznes/347163-novye-sankcii-ugrozy-dlya-biznesa-i-strategii-zashchity



печать email
Поделиться:
к списку >
Отправить сообщение
Ксения Соболева
Руководитель направления по PR и коммуникациям
+7 (495) 287-4444
Найти мероприятия
Тип выбрать
Специализация выбрать
Отрасль выбрать
Юрист выбрать
Период
© 2009-2017 Юридическая фирма Гольцблат БЛП ЛЛП входит в Группу Бервин Лейтон Пейзнер (БЛП) и является партнерством с ограниченной ответственностью, зарегистрированным в Англии и Уэльсе (Великобритания) (регистрационный номер ОС340589) по адресу: Эдилэйд Хаус, Лондон Бридж, Лондон ЕС4R 9HA, Великобритания Winner - International Law Firm of the Year legal500 top ranked
BLP
This site uses cookies to help us make it more useful for visitors. Our privacy policy explains what they are and how we use them. Please can we have your consent to use then? Yes No

Все поля обязательны

CAPTCHA